Голосовать или бойкотировать? Позиции демократических организаций

Гражданское общество Казахстана разрывается между умным голосованием, бойкотом и необходимость наблюдать за выборами. Мы поговорили с коллегами и попросили их обосновать свои позиции.

Демократическая партия за активный бойкот, почему объясняет Инга Иманбай:

Когда Назарбаев якобы оставил власть и пришел Токаев, он обещал политические реформы, в том числе регистрацию новых политических партий. Поэтому мы решили инициировать демократическую партию, хотя с самого начала и до сих пор не согласны с законом о политических партиях. С того момента прошел ровно год. Мы получили одобрение Министерства юстиции, собрали 1000 подписей, их приняли, оставалось провести съезд, а нам его сорвали. Эта власть оказалась не готова выполнять свои обещания, она не готова к реформам, к конкуренции. Наша партия оказалась в нелегальном поле.

Есть Нур-Отан, еще пять партий «филиалов Нур-Отана», их мы не считаем своими оппонентами. Например, партия «Ак жол» заявляет, что она оппозиция, но все помнят, как ее председатель Азат Перуашев театрально плакал, когда уходил Назарбаев. Уже сейчас понятно, что предстоящие выборы нелегитимны. Идти и голосовать против я считаю, это повторить ошибку прошедших президентских выборов. Активный бойкот означает, что мы не собираемся ждать этих выборов. Как только они были объявлены, мы заявили о проведении митингов и уже провели один. Наша позиция - выборов без выбора быть не должно. Активный бойкот в нашем понимании - это митинги и протесты против нечестных выборов. Всех наших сторонников мы будем агитировать десятого января в день выборов выходить на площадь, что и собираемся делать сами.

Для того чтобы зарегистрировать партию нужно пройти через некоторые этапы. Мы собрали 1200 подписей. Мы бы могли подать их сейчас и провести съезд. Но закон предполагает, что на съезде должно быть не менее 1000 человек. Так как запланированный еще до пандемии 22 февраля съезд сорвали, а в марте уже начался карантин и он продолжается до сих пор, мы не можем собирать большое количество людей в одном здании. К тому же после того как съезд состоится, мы должны собрать 20 тысяч подписей и сдать их в Министерство юстиции. В законе не прописано в какие сроки нам должны ответить, они могут их проверять годами. Если бы нас зарегистрировали и мы участвовали в этих выборах, сделали бы все, чтобы голоса тех, кто голосовал за нас были подсчитаны.

Президент ОФ «Фонд развития парламентаризма в Казахстане» Зауреш Батталова за голосование и/или наблюдение:

Выборы предопределены и кто войдет в состав парламента в предстоящей сессии уже понятно. Остальные партии просто массовка, чтобы показать, что выборы демократические. Считаю, что на этих выборах нужно усиливать наблюдение. Мы как гражданское общество можем получить серьезный капитал влияния на выборный процесс через наблюдения. Избирательная комиссия понимает, что любая фальсификация может разразиться скандалом. При этом они цинично создают альтернативные управляемые группы наблюдателей. Я знаю в Казахстане лишь две организаций, которые за объективное отражение результатов голосования - это «Еркіндік қанаты» и «Молодежная информационная служба Казахстана». Те, кто не хотят голосовать и бойкотируют выборы - это участники процесса, которые хотели бы выступить в качестве кандидатов. А наблюдатели нужны при любом раскладе - будут выборы или это будет бойкотирование. Основная миссия наблюдателей - беспристрастное нейтральное наблюдение и фиксация нарушений.

Бойкот это тоже нарушение - ограничение права избирать и быть избранным. И на этот бойкот люди пошли именно из-за того, что они сегодня не могут реализовать свое право на участие в управлении делами государства. Отчеты наблюдателей станут хорошим материалом, на базе которого в дальнейшем мы можем говорить о внесении изменений в законодательство. Граждане, обладающие харизмой и лидерскими качествами, которые достойны представлять интересы определенной части населения в парламенте и мажилисе оказываются за бортом, потому что все решают партийные боссы.

Если бы в бюллетени была графа против всех, люди, которые не поддерживают ни одну партию могли бы проголосовать против всех и выразить им недоверие. Это было бы знаком для партий.

Oyan, Qazaqstan за активный бойкот, почему объясняет участник движения Нагашыбек Бекдаир:

Мы сейчас наблюдаем самую талантливую симуляцию - симуляцию выборов. Пока не будут пересмотрены законы о партиях, выборах, о государственном и местном самоуправлении, не будет и конкурентных выборов. Эти законы сами просятся в корзину. А независимые наблюдатели просто смотрят за соблюдением законности местных норм.

Я бы сказал, что участие на предстоящих выборах не имеет смысла, если мы не изменим избирательную систему и не добьемся через протесты возможности самовыдвижения и контроля за подсчетом голосов.

Однако, инициировать изменения в законах и их реформы - не дело наблюдателей, а ноша гражданских активистов, политиков и политических партий. Хотя, в то, что политические партии способны на такую инициативу не верю. Дело остается за гражданскими активистами. И все это делается в межэлекторальный период. Так как существует вето на изменения любого выборного законодательства перед избирательной кампанией, то есть ничего нельзя менять, чтобы не было манипуляций и подтасовок. Поэтому не стоит ждать политической воли на проведение конкурентных выборов.

Я не слышал о том, что независимые наблюдатели пошли в суд и отстояли голоса, если это и произошло, то результата, как мы видим, нет. В основном, за голоса должны бороться сами кандидаты и политические партии. Так как от них тоже есть наблюдатели. В открытой и демократической стране они были бы политизированы, и надеялись, что их кандидаты придут к власти. У нас политическое поле законсервировано, а для инакомыслящих, которые требуют политических реформ дорога закрыта. Можно, конечно, инкорпорироваться и принять игру. Но эти образы противны для нас, молодежи, и мы не хотим с ними сотрудничать. Наши требования - это открытое политическое поле, где права граждан на управление делами государства не будут ограничены. Наш выбор - построить демократические институты. А в этом вопросе власть не выходит на конструктивный диалог.

Что интересно, с прошлых парламентских выборов произошли косметические изменения в законах, но это не изменило ровном счетом ничего. При этом многие призывают участвовать в выборах, приводя в пример умное голосование Навального. Раньше выборов не было, а сейчас они вдруг появились. В тоже время успешность бойкота выборов в Казахстане стремится к нулю, поскольку в нашем законодательстве минимальный порог явки избирателей не указан. Это значит, что если явка избирателей составит хоть какой-то процент, то выборы будут признаны состоявшимися. Остается только опротестовать результаты этих выборов. Призывать не принимать результаты и активно требовать реформ.

Виктор Ковтуновский, политолог: за умное голосование

Я считаю, что «умное голосование» – это единственно возможный путь влияния на политический процесс в условиях, когда нет ни реального выбора, ни даже графы «против всех». Но я наблюдаю, что у многих казахстанцев сложилось не вполне верное понимания сути «умного голосования», которое предлагает россиянам Алексей Навальный. Эта стратегия сводится не к тому, чтобы выбрать наиболее приемлемого кандидата из тех, что пробились сквозь различные препоны, и консолидированно за него проголосовать. Навальный ставит такую задачу: помешать партии «жуликов и воров» получить большинство в представительных органов. А для этого нужно голосовать за наиболее проходного конкурента партии власти, причём, невзирая на его политический и моральный облик.

В наших условиях голосовать за «лучшего из худших» совсем неумно. Если такая, выбранная оппозицией, партия не преодолеет 7% барьер, то протестные голоса, согласно действующему закону, будут перераспределены между победителями. Значительную, если не большую, их часть отдадут Nur Otan.

Чтобы действительно эффективно голосовать на парламентских выборах, нужно внимательно посмотреть, каковы перспективы альтернативных Nur Otan партий. То есть исходить, прежде всего, из практических, а не мировоззренческих соображений. При этом ни программа, ни списки кандидатов, ни близость партии к Акорде или Библиотеке, ни прочие сантименты не имеют значения. Главный критерий – шансы партии победить партию власти. Только такой подход означает голосовать умом, а не сердцем.

Стратегию «умного голосования» критикуют вот по какому критерию: многие протестные избиратели не видят принципиальной разницы между Nur Otan и другими «раскрученными» партиями-сателлитами: Акжол, КНПК, ныне «народной» партией. Даже не стану оспаривать этот тезис. Но проблема в том, что хорошего выбора у нас нет, и его никто не принесёт нам на фарфоровом блюдечке.

С другой стороны, представьте себе на минуточку, что утром 11 января нам объявят, что Nur Otan проиграл, что на первом месте другая партия: подконтрольная, сервильная, компрадорская – какая угодно, но другая.

Для нас – граждан, избирателей – действительно мало что изменится. Но в Акорде и Библиотеке, что называется, проснутся в другой стране. Поражение Nur Otan вызовет тектонические процессы перераспределения власти. А это всегда шанс на то, что произойдут политические реформы, в ходе которых будут считаться с той силой, которая привела к таким переменам.

И задача нашего гражданского общества не упустить этот шанс.

Смогут ли избиратели договориться об «умном голосовании»? Мой ответ – нет. Чаемого многими единства никогда не будет не только потому, что все люди разные, но ещё и потому, что действующая власть всяческими способами провоцирует раскол. И мы видим, что раскол уже есть: кто-то выступает за бойкот, кто-то агитирует за ОСДП, кто-то выдумывает особый способ показать властям «фигу».

Но добавлю толику оптимизма: все общественные разномыслия не имеют значения, если разномыслящих подавляющее большинство. И если они не останутся на диване, а выйдут из виртуального пространства в реальный мир. Большие цифры формируют тенденции, а тенденции определяют общественное мнение, которое, в свою очередь, и создаёт тот самый «единый порыв», обеспечивающий желанный результат. Если граждан, которых не устраивает нынешняя политика партии Nur Otan, действительно абсолютное большинство, то некоторые разногласия между ними не имеют определяющего значения.


Читайте также: